Спорт Уик-Энд

4 подписчика

В 18 чувствовал себя в «Зените» королем, а в 26 мог стать спартаковцем – эта история преследует его всю жизнь. Максим КАНУННИКОВ

В 18 чувствовал себя в «Зените» королем, а в 26 мог стать спартаковцем – эта история преследует его всю жизнь. Максим КАНУННИКОВ

- Ты молодой, в «Зените», тебе платят хорошие деньги, можешь купить всё, что хочешь, - вспоминает полузащитник «Крыльев Советов» Максим Канунников. - Сразу хочешь красиво и дорого одеваться, платить за друзей в ресторанах и не считать деньги. Бывало: погулял до ночи, а с утра на тренировку. Правда, молодой организм выдерживал, так что никогда не тренировался в полсилы, всё получалось.

Куда уходили все деньги? Это просто безумие. Бывало, что покупал одежду и надевал её только один раз. Приезжал раз в неделю за условными штанами, а покупал и ботинки, и рубашку - полный набор. Делать дома нечего - поеду в магазин. Эту майку из Zara за 500 рублей можно не жалеть: надеть несколько раз, потренироваться в ней и выкинуть. С футболкой за 30 тысяч так не получится. У меня не было человека, который бы вёл мои финансы, а родители были далеко и не знали, сколько зарабатываю и на что трачу.

Когда в команде работал Дик Адвокат, то нас - пятерых молодых игроков - взяли в заявку на матч с «Томью», мы победили, и все футболисты, даже просидевшие в запасе, получили 100-процентные премиальные. Следующий матч с «Москвой» снова выиграли, я был в заявке и снова получил бонус. На эти премиальные взял себе первую машину Opel Insignia, на тот момент 220 лошадей.

Я только научился водить, в автосалоне отдал ключи другу, чтобы отвёз меня домой, но он на полпути остановился: «Теперь ты». Потихоньку доехал.

Через полгода повысили контракт, я купил чёрный Mercedes ML300, а Insignia вся в снегу стояла под окнами: продал её, как только уехал в аренду в Томск.

- В дубле «Зенита» с тобой играли Евгений Башкиров (сейчас в Польше) и Сергей Петров («Краснодар»). Дружили? Башкиров уже тогда много читал?

- Женька, сколько его знаю, всегда читал, любил стихи. Очень интересная личность и как друг он хороший, честный, открытый. Правда, 80% постов в его «инстаграме» я не понимаю, ха-ха.

С Серёгой мы жили в одной комнате в интернате, поэтому приколы случались. Сыграли вничью со «Спартаком» на выезде, вернулись в Питер, захотели на дискотеку. После 10 вечера из интерната выходить запрещали, а друзья уже ждали на улице, так что мы оделись, спустились и попытались уговорить женщину на входе. Не получилось, Серёга чуть ли не матом ругался. В итоге полезли через окно сушилки на третьем этаже: связали простыни, спустились на два-три метра на козырёк второго этажа, дальше - по лестнице. Дверь в интернат закрывали с 11 вечера до семи утра - мы и вернулись к открытию.

В «Зените» практически каждую тренировку я выслушивал от одного из опытных игроков - и это не значит, что меня гнобили и унижали. Ты молодой, должен работать в два раза больше и воспринимать критику. Ни разу не замечал, чтобы матерился Богданыч [Семак], не слышал от него ни одного оскорбительного слова. Когда попадали в одну команду на тренировке, общался со мной спокойно, как с молодым товарищем. Без пихача или ора - тонко, чётко, ясно. Он дружелюбный и открытый. Уверен, сейчас такой же.

Уехал в аренду в Томск, вернулся на сборы в Эмиратах во время чемпионата из трёх кругов, и Спаллетти мне сказал: «Хочу, чтобы ты остался». Полгода меня стабильно выпускали, я был в старте против «Бенфики» в 1/8 финала Лиги чемпионов - кайф! Когда смотришь ЛЧ по телевизору, то дрожишь и покрываешься мурашками, а когда сам на стадионе! Ради таких моментов люди и играют.

А потом пришли Халк и Витсель, минус два человека на замену, игрового времени меньше. Тяжело было попасть даже не в состав, а на замену.

- Правда, что летом 2017 года ты мог перейти в «Спартак»?

- Правда.

- Кем тебя там видели?

- Я тогда играл крайнего полузащитника, может, хотели взять на три позиции: слева, справа и в атаке. Мне позвонил агент: «Поступило предложение от «Спартака». В Москву не ездил, с Каррерой не общался, всё делал из Казани.

- Почему не получилось?

- Это история будет преследовать меня всю жизнь. Я сказал руководству «Рубина», что мы согласовали контракт, но были проблемы с документами - мне запретили переходить в трансферное окно, начались суды, трансфер заблокировали. («Рубин» по бумагам считал, что отступные за игрока - шесть миллионов евро, а сторона Канунникова - что он может уйти за один миллион. - Ред.).

Я не знаю, как бы всё повернулось, если бы я перешёл. «Спартак» - это Лига чемпионов, Москва, новый вызов, карьера могла бы развиваться по-другому.

В те дни я ничего особенного не делал, просто ждал, понимая: если останусь - хорошо, если перейду - тоже хорошо, оба варианта меня устраивали. В итоге переходу помешали внешние факторы. Назад ничего не вернёшь, - цитирует Канунникова «Чемпионат».

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх
,,