Спорт Уик-Энд

4 подписчика

Свежие комментарии

  • Елена Котенева
    Дрянь, а не человек.Вали в свою Францию, не гадь России.Посмотрю, как Рос...
  • Владимир Терещенко
    Система весна-осень - единственно правильное решение многих проблем российского футбола. Игра должна доставлять радос...Итоги обсуждения ...
  • Александр Самбур
    эт боярыч от завистиБоярский - Вендел...

Сергей КРИВОКРАСОВ: В Нагано на финальный матч с чехами просто не хватило сил, а еще - удачи

Сергей КРИВОКРАСОВ: В Нагано на финальный матч с чехами просто не хватило сил, а еще - удачи

Звездные имена

Во второй части своего интервью (первая опубликована во вчерашнем номере «Спорт уик-энда») один из ведущих российских форвардов НХЛ 1990-х объяснил, что помешало сборной выиграть золото в Нагано, чем можно заниматься на Матче звезд и почему не смог в свое время сыграть за СКА.

Вся карьера прошла под знаком братьев Саттеров

- Битвы в плей-офф НХЛ на вас производили впечатление?
- Да, гладкий чемпионат и плей-офф - две разные вещи, два разных сезона. Абсолютно разный подход. Все на грани. Каждая ошибка наказывается. Люди в Кубке Стэнли делают себе имя! Скорости другие! Все играют детально, по системе.
- Насколько быстро вы поняли, чего хочет от вас в «Чикаго» Саттер?
- У меня не возникало с ним никаких проблем. Мне нравилось играть под его руководством, он ко мне хорошо относился. Дэррил - справедливый мужик. Достоин - будешь играть, нет - продолжай готовиться. Ему не важно: ты - звезда или человек из четвертого звена.
- Такое отношение - редкость!
- Кстати, я пересекался почти со всей семьей Саттеров. Его брат, Дуэйн, оказался моим тренером в фарм-клубе. Когда меня обменяли в «Калгари» - команду возглавлял Брайан Саттер. У меня с ними были очень хорошие отношения. С Брентом Саттером, который сейчас работает в CHL, а раньше был тренером юниорской сборной Канады, мы играли в одной тройке.

То есть, вся моя карьера прошла под знаком этого семейства.
- Но вас в России знали как быстрого, техничного форварда. Оказались ли востребованы ваши лучшие качества в НХЛ?
- В «Чикаго», конечно, была более примитивная, простая игра, по сравнению с ЦСКА, сборной Союза. Плюс, одно дело, если ты выходишь в первом и втором звеньях, и совсем другое, - когда в третьем, четвертом. Там должен выполнять простые функции, работать только на защиту. Самое главное - не пропустить, а если забил - это большой плюс. Приходилось вкидывать шайбу в зону, биться…А как по-другому, если хочешь попадать в состав? Нужно, через все это пройти.
- Был ли тренер в НХЛ, с которым у вас не сложились отношения?
- Вроде, со всеми сложились нормальные отношения. К тому же, никогда тренеров в каких-то неудачах не винил - только себя. Если где-то не играл, смотрел только на себя. Я так привык еще со времен работы с Тихоновым. Для меня наставник - это все! Игроки - солдаты! А он - командир, и все должны выполнять его установку!

В сборную попал с подачи Третьяка

- В «Чикаго» вы познакомились с Владиславом Третьяком и именно с его подачи оказались в сборной России на Олимпиаде в Нагано?
- Да, я бы сказал именно так.
- Расстроились, когда вас «Чикаго» отправил в «Нэшвилл»?
- Поначалу. Но потом выяснилось, что этот обмен оказался для меня очень полезным. В дебютном сезоне в «Предаторз» я оказался лучшим снайпером команды, участвовал в Матче всех звезд. Для меня это был большой толчок в карьере. В тот год она колебалась: или туда, или туда. Или буду играть в НХЛ, или можно заканчивать с мечтами. Сезон показал, что могу.
- «Нэшвилл» после «Чикаго», наверное, был такой глоток свободы, где в вас поверили?
- Да, конечно, во вновь созданной команде игрокам дают возможность раскрыться. И Барри Тротц в этом плане - молодец! Он давал игрокам свободу, не было напрягов.
- До Нагано на чемпионаты мира вас ни разу не приглашали?
- Один или два раза звонили в последний момент перед началом турнира. Но у меня уже были другие планы. Приходилось отвечать отказом.
- Поэтому олимпийский турнир 1998 года огромное впечатление произвел?
- Для меня это был первый опыт - и на Олимпиаде, и в сборной. Да еще с такими звездами. Наслаждался каждым днем, каждой игрой и моментом. Только позитивные воспоминания. Конечно, команда была супер. И тренерский штаб - тоже.
- Для нашей сборной все складывалось удачно до финала. Сейчас понимаете, почему не удалось в решающем матче чехов обыграть?
- Я думаю, что просто не хватило сил. Много эмоций отдали в полуфинале с финнами за день до этого. Все-таки соперник оказался посвежее, хотя у нас было больше моментов в атаке. Помню, гол, который чехи забили. Свобода бросил - чисто случайная шайба. А так - матч вязкий, тяжелый. Чехам конкретно повезло, вот и все.
- Эмоционально не успели восстановиться после полуфинала?
- Скорее, физически. Тяжелый быстротечный турнир. Обе команды были уставшими, но чехи чуть посвежее. Мы должны были выиграть, но удача, повторяю, оказалась не нашей стороне. Игра шла до гола. Было ясно, кто первый забьет, тот и выиграет.

Матч звезд НХЛ - просто большая тусовка

- С учетом того, что ни канадцы, ни американцы в Японии даже на пьедестал не пробились, можно считать, что серебро было успехом для той сборной?
- У нас была команда очень сильная: Буре, Федоров, Яшин, Жамнов, Каменский... Даже не обсуждалась, что мы должны были выигрывать.
- Вы играли в звене с Немчиновым и Валерием Буре. У вас были какие-то особые задачи, как в НХЛ? Например, сдерживание соперника?
- Нет. В этой сборной все должны были и забивать, и обороняться. Но, естественно, на нас ставку не делали - тут даже нечего говорить.
- В игре чехов тогда все определял Доминик Гашек. Пробить его иногда казалось нереально?
- Да, конечно! В воротах он не играл, а просто пластался. Пытался каждую шайбу поймать. По самоотдаче и профессионализму - к Доминику вопросов нет. Он любил свое дело - чудеса творил в то время!
- Через год вас ждало еще одно громкое событие в жизни - Матч звезд НХЛ. Что о нем вспоминаете?
- Естественно, приглашение на такой матч - большое достижение для меня. Я даже не мечтал, можно сказать, получилось случайно. Три дня провести с самыми лучшими игроками в мире на данный момент - это очень круто! Понимаешь, что сам, может, звездного уровня и не достиг, но находишься около звезд (улыбается).
- Наверное, после приглашения на Матч звезд, любой хоккеист может сказать, что его жизнь прожита не зря.
- Можно сказать, и так (хохочет)! Но я бы все-таки сказал, что просто тебя заметили, и ты что-то делал правильно, чтобы сюда попасть.
- Сейчас это мероприятие воспринимают чисто как звездную тусовку. Или какой-то соревновательный момент есть?
- Да, это большая тусовка! Все это в удовольствие, прикольно, без напряга, со смехом, с улыбкой, с хорошим настроением. Сам матч, мастер-шоу. Поиграли в свое удовольствие, никто никого не трогает, не убивает. Все показывают, на что способны, свою технику, мастерство. Потом возвращаешься в свою команду и надо мгновенно встряхиваться, забывать, что было вчера. Надевать новую шубу и вперед!

Наш конфликт с Сушинским - вранье

- Для вас кто-то из хоккеистов НХЛ был на недостижимом уровне?
- Недостижимый? Может, ты и не будешь играть, как они, но вряд ли кто-то так думает. Но, естественно, смотришь на Гретцки, Ягра, Лемье - и удивляешься, хочешь на них походить. Впрочем, если ты выступаешь в НХЛ - это уже достижение.
- В «Нэшвилле» все у вас складывалось хорошо, были лидером команды. Удивились, когда вас обменяли в «Калгари»?
- Да, но это бизнес - ничего личного.
- Пришлось вскоре попробовать силы и во вновь созданном клубе НХЛ - «Миннесоте».
- С наставником «Уайлд» Жаком Лемэром у меня все складывалось нормально. Не было проблем. Он требовательный, детальный тренер, который много раз выигрывала Кубок Стэнли. Очень квалифицированный. Мне вообще за всю карьеру попадались тренеры с именем, достаточно требовательные, с которыми, даже если захочешь, не расслабишься.
- Правда ли, что у вас не сложились отношения в «Миннесоте» с соотечественником - Максимом Сушинским?
- Это все вранье! Раздули! Никакого конфликта с Сушинским у меня не возникало.
- В Россию вы решили вернуться в 28 лет, прежде всего, из-за травм?
- Да, потерял рыночную цену. Большие контракты мне в НХЛ уже не давали, хотя огромных никогда и не было (улыбается). А просто так мучиться не хотелось. Вернулся в Россию, чтобы, наконец-то, получить удовольствие от хоккея.

Собирался в СКА, но после трех операций пришлось менять тазобедренный сустав

- Почему вы для возвращения тогда выбрали край света - хабаровский «Амур»?
- Так получилось. Я должен был оправиться выступать за один из швейцарских клубов, но там что-то в последний момент не сложилось! Поступило предложение от «Амура». Причем, никто даже не знал, что я в Россию хочу приехать.
- Но, наверное, не жалеете, что вернулись. Болельщики тогда не только в Хабаровске, но и во многих других городах России ходил на Сергея Кривокрасова?
- Спасибо за комплимент! Да, в Хабаровске все был круто, супер - от быта до хоккея. Только самые приятные воспоминания.
- После «Амура» вы долго нигде не задерживались. Причина - травмы?
- Были и травмы, и другие причины. Так получалось. Но с «Авангардом» успел выиграть чемпионат России. В Омске тогда собралась очень сильная, команда: чехи, Твердовский, Рябыкин, Сушинский, Прокопьев, Затонский.
- Вы могли завершить карьеру уже в КХЛ, подписав в год ее создания контракт со СКА. Но так ни одной игры за армейцев и не сыграли. Почему?
- Да, подписал контракт, но возникала травма бедра, из-за этого и завершил карьеру. Сделали операцию в Америке - неудачно, внесли инфекцию. Затем в Германии провели «чистку», думал, что восстановлюсь, но боли и не уходили. В итоге в США вновь лег под нож - тазобедренный сустав пришлось поменять полностью.
- Переход на тренерскую должность в «Ермак» - клуб молодости - смягчил в какой-то степени огорчение?
- Да, отвлекся. Мне было интересно, но из-за семейных обстоятельств, пришлось вернуться в Америку.
- Сомнений, что тренерская работа вам подходит, не было?
- Нет, все понравилось. Можно сказать, от этого получал удовольствие. Иначе бы не продолжал этим заниматься в Америке. Сейчас готов работать с профессиональными клубами, если поступит предложение.
- Хоккей в России за время вашего отсутствия сильно изменился?
- Да, меньше авантюрного хоккея, он стал более солидный. Но и в НХЛ игра совершенно другая, по сравнению с прежними временами. Раньше было четкое разделение: первое-второе звенья в атаке, третье - в обороне, четвертое - тафгаи, которые проводили на льду по 4-5 минут. Сейчас время между тройками распределяется приблизительно поровну, шанс есть проявить себя у всех. Вероятно, и моя карьера сейчас бы за океаном сложилась совсем по-другому...
Игорь ГУРФИНКЕЛЬ.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх