Спорт Уик-Энд

4 подписчика

КЕРЖАКОВ: После поражения от «Брюгге» вообще не спал – ходил вокруг дома. Лег в кровать – а перед глазами второй гол. При Луческу был кипяток

КЕРЖАКОВ: После поражения от «Брюгге» вообще не спал – ходил вокруг дома. Лег в кровать – а перед глазами второй гол. При Луческу был кипяток

- Ты говорил: «Если что-то не заложил в детстве, можно добрать, но будет значительно тяжелее». Что не было заложено в тебе? – вопрос голкиперу «Зенита» Михаилу Кержакову в большом интервью.
- Игра ногами, особенно левой, она как подставка остается и сейчас. Конечно, я ее немного улучшил, могу выбить в одно касание, но не могу отдать плассер. Если я работал бы над этим в детстве, конечно, было бы по-другому.
- Резкие перемены наступили после прихода в «Зенит» Луческу?
- Виллаш-Боаш тоже хотел, чтобы мы по возможности разыгрывали, но при Луческу начался кипяток. Мы не привыкли к таким жестким требованиям по игре ногами, моей квалификации точно не хватало, чтобы им соответствовать. Защитникам тоже было непривычно - возвращали мяч нам и прятались за спинами соперников.
На тренировках Луческу давал игру 5-в-5, где вратарь становился шестым полевым игроком. Нужно было выходить из-под прессинга - вот как раз тогда защитники отдавали назад и не открывались после этого. Посмотри на «Манчестер Сити», другие команды, где вратари отлично играют ногами - у них всегда есть два-три адресата.
Это было самым сложным упражнением. Очень помогало, если был опорник, который не только открывался, но и подсказывал голосом.

Если шел вынос, Луческу кричал, чтобы мы не боялись и разыгрывали.
- Хотя бы раз за время карьеры чувствовал, что потерял мотивацию?
- Не знаю почему, но ни разу. Где-то внутри всегда было чувство, что у меня еще будет шанс именно в «Зените».
Я думал об уходе в 2018-м, когда вместо Манчини пришел Семак. У меня оставался год контракта, в команде были Лунев и Лодыгин, так что думал об аренде - ну а через год и о полноценном уходе.
Потом ушел Лодыгин. Первый золотой сезон я почти полностью просидел в запасе, ну а потом ситуация изменилась.
- Когда Лунев снова стал основным вратарем весной 2020-го, у тебя были новые ощущения? Тебя сажали и Виллаш-Боаш, и Луческу, но в этот раз ты был основным уже на достаточно длинной дистанции.
- Было ощущение, что закончился праздник. Но это же не случилось, когда на установке на первый матч весны (0:0 с «Локомотивом») я не услышал своего имени. К тому моменту я уже понимал, что проиграл конкуренцию.
- Первая часть прошлого сезона - тоже праздник?
- Наверное, не могу назвать это праздником, хотя, конечно, игра в стартовом составе «Зенита» - всегда особенные эмоции.
Я очень непросто перенес домашнее поражение от «Брюгге». Мы готовились к Лиге чемпионов, хотелось показать, на что мы способны, первая игра дома. После поражения немножко выгорел.
Думаю, сказалось давление, которое началось после полуфинала Кубка со «Спартаком» - говорили, что нас вытащили судьи и что в Лиге чемпионов мы получим. Конечно, это хотелось опровергнуть. Первая игра - и ничего не получилось.
- Как приходил в себя?
- Только через тренировки. После матча я вообще не спал, ходил вокруг дома - думаю, сделал кругов двести. Пересматривал голы. Потом лег в кровать - и снова флэшбеки, вставал и думал, как должен был сыграть, особенно при простреле перед вторым голом. На утро думаешь: «Блин, дальше же «Боруссия». Ну и так абстрагируешься, - цитирует Кержакова Sports.ru.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх