Спорт Уик-Энд

5 подписчиков

Свежие комментарии

Комолов завершил карьеру и рассказал, как скинхеды в Питере раздевали футболистов, а молодежка «Зенита» поднимала пиво в простынях на третий этаж

Комолов завершил карьеру и рассказал, как скинхеды в Питере раздевали футболистов, а молодежка «Зенита» поднимала пиво в простынях на третий этаж

Воспитанник питерского футбола Павел Комолов завершил карьеру в 32 после травмы в «Нижнем Новгороде», которому он помогал выйти в Премьер-лигу. Бывший игрок зенитовской молодежки вспомнил, как он рос в школе «Смена» и почему в «Жальгирисе» он получал почти в два раза больше, чем в Петербурге.

- Ты начинал в «Зените» в середине нулевых. Самая экстремальная история из детства в Санкт-Петербурге?
- В Купчино, где начинал заниматься футболом, все было спокойно. Экстрим появился в «Смене». Мы всей командой учились в одном классе - школа была через дорогу от академии. И в том районе обитали скинхеды. Отбирали телефоны, а однажды мой одноклассник уехал домой без ботинок и штанов. Но меня как-то проносило - от скинхедов не получал.
- Селихов рассказывал, как в школе «Зенита» сбегал на дискотеку по связанным простыням.
- Мы по связанным простыням поднимали пиво. На третий, кажется, этаж. Это было на турнире в городе Котлас - там разыгрывалась путевка на чемпионат России по Северо-Западному округу. Нам было лет по 15, жили в одной гостинице с командой СДЮШОР «Зенит» нашего года, 89-го. Кажется, даже на одном этаже. И после окончания турнира устроили совместную вечеринку. Сходили в магазин, и чтобы не проносить бутылки через главный вход, поднимали их в окно по наволочкам, полотенцам и простыням.


- Тренироваться с похмелья тяжело? Или в том возрасте особо не ощущалось?
- Тяжело, конечно! Мы тогда гуляли часов до четырех утра - я приехал домой, в девять проснулся и в одиннадцать вышел на поле.
- Тренер заметил?
- Мне кажется, нет. У нас тогда Игорь Чугайнов был - если бы заметил, мог бы и попрощаться со мной.
Хотя в том же сезоне случилась еще одна история. У нас была одна из самых молодых команд в лиге, шла неудачная полоса - много поражений. Однажды собрались в ночном клубе «Людовик» рядом с гостиницей и выложили оттуда фото во «ВКонтакте». Была группа какая-то - видимо, незакрытая. Тогда же это только начинало набирать популярность, мы не понимали, как все работает - выкладывали для себя.
Через пару недель был выезд в Краснодар. Летели с основой и перед игрой пошли в компьютерный клуб. Открыли фотки - в этот момент туда забрел представитель тренерского штаба Геннадий Попович и все увидел.
Помню, в «Смене» стояли стенды с лучшими воспитанниками школы. Так вот Чугайнов обещал: «Я из ваших фото отдельный стенд сделаю и рядом поставлю, чтобы люди знали, чем вы занимаетесь». К счастью, руки не дошли. Хотя идея неплохая!
- В 21 год ты уехал в литовский «Жальгирис». В деньгах после «Зенита» выиграл?
- В «Зените» получал 40 тысяч рублей в месяц. В Литве - 70. Правда, из них около 20 тысяч уходило на аренду квартиры, но мне хватало с головой - в то время в Литве была местная валюта, а не евро. Цены - очень комфортные, все дешево.
- У «Жальгириса» в то время были проблемы с финансированием. Это сильно мешало?
- В первую очередь это отражалось на премиальных. Если в «Зените» платили 14 тысяч за победу в чемпионате дублеров, то в Литве давали в среднем по полторы-три тысячи. Максимум можно было заработать семь тысяч, если обыграл лидера. Еще зарплату могли задержать, но не критично. Ну, и по организации чувствовалось: форму мы сами стирали, с тренировочными полями была напряженка, раздевалки тоже не очень. Но у меня никогда не было ощущения, что это какой-то ужас. Относился нормально. Все понимали: команду создали болельщики - только потом пришли люди, которые начали ей заниматься. Плюс, клуб только вышел в высшую лигу, поэтому шел постоянный поиск спонсоров. Думаю, сейчас в «Жальгирисе» все супер, - цитирует Комолова Sport24.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх