Спорт Уик-Энд

5 подписчиков

Свежие комментарии

Владимир МЫШКИН: Выиграть чемпионский титул «Динамо» помешала смерть Черненко!

Владимир МЫШКИН: Выиграть чемпионский титул «Динамо» помешала смерть Черненко!

Во второй части интервью легендарный советский вратарь рассказал, какой матч с энхаэловцами ему запомнился больше всего, почему не удалось отобрать чемпионское золото у ЦСКА и откуда в России появилось столько звездных хоккеистов на последнем рубеже.

Когда провожали Бобби Орра - 40 минут не стихали овации!

- Бывали у вас какие-то предчувствия перед матчами: сегодня точно удачно сыграю или наоборот?
- Если такое чувствуешь, то о готовности к игре говорить не приходится. Должен выходить и все потусторонние чувства, эмоции - получится, не получится - отметать. Да, перед матчем могут возникнуть какие-то сомнения, но их необходимо отмести. Вбрасывание, шайба на льду - и ты должен полностью сосредоточиться на игре, сконцентрироваться. После финальной сирены можно анализировать, говорить, что получилось, что - нет.
- Для вас матчи с канадскими профессионалами были особенными?
- Конечно, матчи с Канадой, энхаэловцами стояли особняком. Всегда родоначальников хоккея было очень почетно обыграть. Случались и у нас крупные проигрыши, и мы их хорошо били. Во всяком случае, эти противостояния запомнились нам, игрокам, и болельщикам.
- С командой Чехословакии было тяжелее играть, чем с канадцами? Из-за их неприятного стиля.


- Трудно сравнивать. Канадцы - напористые, сильные, чехи - техничные, более комбинационные, хитрые. Вратарь должен быть готов к любому сопернику и дать результат. Задача вроде простая: не пропустить шайбу. Но для этого надо уметь играть и думать.
- Вратарю сборной СССР приходилось очень непросто. Наша команда практически со всеми играла первым номером, и голкиперу большую часть встречи приходилось мерзнуть. А любая ошибка расценивалась как трагедия.
- Да, всякое случалось…Были неудачи и у Третьяка, и у меня. Так же как и удачные моменты. Но это игра, хоккей!
- Правда ли, что из всех зарубежных матчей вам больше всего запомнилась игра в Бостоне против «Брюинз» в 1979 году, когда состоялись проводы из большого хоккея Бобби Орра?
- Да. Тогда две команды сорок минут стояли и ждали, когда начнется прощальная встреча, стихнут аплодисменты. Сорок минут не прекращались овации! В то время как Орр просто общался с трибунами с помощью жестов!

Жил всегда в одном номере с Билялетдиновым

- Олимпиаду в Лэйк-Плэсиде не любите вспоминать?
- Слово вы какое-то неправильное подобрали - любите, не любите. Бывают какие-то воспоминания, когда эта тема всплывает. Раньше больнее, конечно, воспринимал. Неприятно было. Но время - лучший лекарь, раны затягиваются.
- Правда, что после поражения в финале от американцев была очень большая накачка со стороны руководства перед Играми -1984 в Сараево - взять реванш любой ценой?
- Да, перед Олимпиадами всегда так происходило. Но и без такой подпитки все ребята понимали, что мы в долгу за поражение 1980 года. Команда жила тем, что надо вернуть должок и завоевать золото.
- Говорят, что в той сборной никогда не было разделения по клубам?
- В принципе, да. Сборная была единая семья. Отсутствовали группировки. Но личностные привязанности существовали. Например, не скрываю, что я с Билялетдиновым всегда жил в одном номере. Тот же Фетисов - с Касатоновым. Однако, в основном, все собирались вместе. Если коллектив разрозненный, больших успехов не добиться! Кто единым кулаком идет на борьбу, тот и побеждает!
- Во второй половине 1980-х чемпионат СССР проходил в остром соперничестве ЦСКА и «Динамо». Но почти до распада СССР у динамовцев не получалось добраться до золота.
- Пожалуй, самый реальный шанс был в 1985 году. Мы выиграли гладкий чемпионат у ЦСКА с разрывом в одно очко. Но в тот сезон придумали еще мини-турнир с участием трех сильнейших команд. И тут умер генеральный секретарь ЦК КПСС Константин Черненко. В связи с этим на десять дней отменили матчи, переверстали весь календарь. В итоге получилось, что поединки с ЦСКА следовали через день, без перерыва на игру с «Соколом». Нам была нужна одна победа для золотых медалей. И первый матч мы едва не выиграли, ничья 2:2! Но через день у нас было уже много травмированных. Да и просто не хватило сил и каких-то эмоций - армейцы нас просто раздавили 11:1! Что сейчас вспоминать - стечение обстоятельств!

В начале восьмидесятых сборная СССР блистала

- После 1979 года для канадцев вы тоже стали культовой фигурой. Наверняка, вас зазывали тогда в НХЛ.
- Знаете, нет. Они знали, какое у нас было положение в хоккее и спорте. Понимали, что мой переход практически невозможен. Если только на побег кто-то решится. Тогда уехал только один человек - Виктор Нечаев. Но это был средний игрок. Чисто политический шаг. Реальное движение по отъезду наших игроков началось в середине 1980-х. Когда началась Перестройка, возникло больше контактов, но мне уже не было смысла об НХЛ думать - возраст солидный. Последний сезон провел в Финляндии, в клубе «Лукко Раума».
- Зато, не уехав в НХЛ, все-таки стали чемпионом СССР с московским «Динамо».
- Один раз - в 1990-м. В 1989 году мы вообще не попали на пьедестал, заняли четвертое место. Когда же в команду вернулся Владимир Владимирович Юрзинов, мы выиграли золото - впервые после почти 40-летнего перерыва. Затем я как раз и уехал в Финляндию на один год, а после чемпионата мира-1991 в Турку закончил профессиональную карьеру.
- Какое из мировых первенств вам больше всего запомнилось?
- Турниры 1981, 1982 и 1983 годов. Тогда у нас советская сборная просто блистала, никому практически не проигрывала. Это было второе становление «Красной Машины» - после поколения Михайлова, Петрова, Харламова пришли ларионовская пятерка и остальные герои.
- Не были удивлены, когда Тихонов вновь стал вас привлекать в сборную в конце восьмидесятых? Ведь Олимпиаду в Калгари вы пропустили.
- Я отсутствовал в сборной три года. В это время проходил курс лечения - у меня были проблемы медицинского характера. Зато стал последним чемпионом мира в составе сборной СССР в 1990 году, а спустя сезон в последний раз в истории мы стали чемпионами Европы - затем этот титул не разыгрывался.
- Но первым номером в сборной уже не считались?
- Возраст - 36 лет, ставка была на другого вратаря. Но раз пригласили, будь готов к исполнению своей работы. Это сборная, никто не ставит своих условий.
- Как, кстати, вас приняли в Финляндии. Хотели вообще туда ехать?
- А почему нет? Я ведь был действующим хоккеистом. Нормально сыграл. Еще и приглашение в сборную получил.

Все российские вратари, которые сейчас на слуху в НХЛ, прошли через мои руки

- Для финнов вы тогда были такой суперзвездой в их чемпионате?
- Скорее, нет. Я провел там не так много матчей, в основном оставался запасным. Особой звездой меня не считали.
- В российское время быстро себя нашли? Рушился один мир - рождался другой.
- В 1991 году я закончил играть, и сразу появилось другое государство - Россия. Два года себя искал. Ничего не было. Потом уехал на десять лет в Швейцарию. Это был новый опыт: и жизненный, и профессиональный.
- Вы, кстати, официально стали одним из первых тренеров российских вратарей?
- Когда я заканчивал играть в сборной, с нами уже работал Александр Пашков. Я не первый в России, но в Швейцарии был первым тренером вратарей в истории местного хоккея. Только потом они стали появляться и в других клубах.
- С Билялетдиновым вы всегда дружили?
- Да, очень давно, с начала 1980-х. Кстати, в 2000-м, на короткий период стал его помощником в московском «Динамо», мы победили в чемпионате России. Потом обратно уехал в альпийское государство, а в 2005 году вернулся уже в Россию окончательно.
- В сборной, по сравнению с клубом, работать значительно тяжелее?
- Работа не тяжелее, она специфичнее. В клубе ты своего вратаря видишь почти каждый день, чувствуешь его. А тут кандидатов только наблюдаешь со стороны и получаешь их на определенный промежуток времени. Совершенно другая ситуация. Надо понять состояние голкипера, его форму, что-то подправить, направить. Здесь свои премудрости. На первое место выходит психология.
- С чем вы связываете появление такого количества талантливых вратарей в России в последнее время?
- Давайте исходить из того, что когда у нас возник провал с голкиперами, в российском чемпионате играли в основном иностранцы. Потом ФХР достигла соглашения с лигой, что в составе должны обязательно быть и российские стражи ворот. Я тогда как раз и приступил к работе с вратарями национальной сборной. Параллельно курировал, консультировал и сборные других возрастов. Все российские вратари, которые сейчас на слуху в НХЛ, практически прошли через мои руки, и мне очень приятно, что они держат марку.
- Можно сказать, что вы возродили нашу отечественную вратарскую школу.
- Нет, это будет нескромно. Я просто выполнял свою работу. Но честно и хорошо!
Игорь ГУРФИНКЕЛЬ.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх