Спорт Уик-Энд

3 подписчика

Свежие комментарии

Сергей ДОБРИН: Чтобы добиться признания Тутберидзе, нужно продать душу дьяволу

Сергей ДОБРИН: Чтобы добиться признания Тутберидзе, нужно продать душу дьяволу

Корреспондент «Спорт уик-энда» попытался выведать секреты лучшего тренера страны у ее бывшего ассистента

В 2005 году на чемпионате мира среди юниоров Сергей Добрин стал бронзовым призером. Дважды участвовал в чемпионатах Европы и один раз - в чемпионате мира, но выше 15-го места не поднимался. После нескольких неудачных сезонов ушел от своего тренера Жанны Громовой к Алексею Мишину. Перезапустить карьеру в Питере Сергею не удалось, а после ее завершения он начал тренировать в далеком сибирском городе Прокопьевске. Довелось Добрину поработать в школе «Самбо-70». Корреспондент «Спорт уик-энда», оказавшись в Краснодаре, где наш герой сейчас работает старшим тренером в Цент­ре олимпийской подготовки, попытался выведать секреты успехов учениц Этери Тутберидзе.

- Имея предложение стать ассистентом Тутберидзе, вы выбрали самостоятельную работу в Краснодаре, хотя …
- Мне хотелось самостоятельно пройти путь тренерского становления. Убить десять лет, но подготовить своих учеников. Хотя не представлял, с чем придется столкнуться. Когда убеждаешь родителей в необходимости двухразовых тренировок, слышишь в ответ: «А как же огород?» Года два потратил только на то, чтобы приблизить менталитет даже не к чемпионскому, а просто к спортивному.


- В свое время вы перешли к Алексею Мишину от Жанны Громовой, которая с грустью прокомментировала ваш уход: «Что я могу поделать, если он хочет стать олимпийским чемпионом и не верит, что, тренируясь у меня, это возможно?»
- Прекрасно понимал, что мне не суждено стать олимпийским чемпионом. Даже тренируясь у такого знаменитого специалиста, как Мишин. Мне сложно комментировать слова Громовой, но на нее очень сильно повлияла неудача Ирины Слуцкой в Турине. Когда Слуцкая ушла, какой-то внутренний огонь у Жанны Федоровны потух. Конечно, и мои «тараканы» сыграли роль, но - совершенно точно - к Мишину уходил не для того, чтобы стать олимпийским чемпионом.
- А зачем?
- Хотелось попробовать что-то новое. Хотя за спиной говорили о том, что Мишин взял меня для того, чтобы за счет конкуренции в группе подстегнуть Андрея Лутая и Артура Гачинского. У меня в Питере откровенно не сложилось. После ухода от Мишина, как ни пытался, даже на прежний уровень выйти не смог. Рассчитывать на какой-то взлет в тот момент, когда поменялась система судейства, объективно не мог. При «6.0» мог быть в тройке призеров на чемпионате Европы и в десятке сильнейших на чемпионате мира, но никак не олимпийским чемпионом. При новой системе с двумя четверными проигрывал фигуристам, у которых самым сложным элементом был каскад «3+3».
- Почему решили начать тренерскую карьеру в далеком сибирском Прокопьевске?
- Исключительно из-за денег. Мне предложили хорошие условия. Ни секунды не жалею о том, что три года отработал в Сибири. Нашел там замечательную супругу. В Москве таких уже не встретишь. В Прокопьевске у меня родился сын, которого сейчас уже тренирую. В Краснодаре появилась на свет дочка, которой сейчас три года.
- Как на вас вышла Тутберидзе?
- Я сам на нее вышел. Понимая, что нужно завершать сибирский этап карьеры, стучался лбом во все московские школы. Встречался с Инной Гончаренко и Еленой Чайковской, писал Тутберидзе. Просился даже в школу, где работала Жанна Федоровна Громова. Удивительно, но такая глыба в мире фигурного катания, как Этери Георгиевна, сама предложила приехать к ней и попробовать стать ее ассистентом. Поработав месяц, получил неоценимый опыт. И при этом понял, что нужно идти своим путем.
- У Тутберидзе действительно конвейерная система тренировок?
- Может быть, крамольную вещь скажу, но, чтобы добиться признания Этери Георгивны, нужно продать душу дьяволу. Все говорят о жесткости тренера и конкуренции учеников, которая зачастую выхолащивает их до предела. Внутри все гораздо жестче. Чтобы выдержать конкуренцию и добиться успеха, нужно иметь колоссальную стрессоустойчивость. В моей судьбе Тутберидзе сыграла громадную роль. Только спустя много лет стал понимать многие нюансы. Безусловно, Этери Георгиевна - великий тренер и очень умный человек.
- В группе Этери Георгиевны существовало четкое распределение обязанностей между ассистентами?
- Работа была организована идеально. Тутберидзе находила ассистентов, которые ее не подведут. Без ошибок, конечно, не обходится, но Tutberidze Team, как мне кажется, именно команда.
- Методика Тутберидзе применима в работе с фигуристами, которым уже за 18?
- Когда работал с Этери Георгиевной, из «старичков» в ее группе был только Сергей Воронов. Да еще Морис Квителашвили тоже преодолел 18-летний рубеж. Только дело не в этом. Навсегда запомнил момент, когда Тутберидзе стала мне выговаривать: «Зачем ты пошел ее тренировать?» На просмотр тогда пришла девочка, и две недели пытался работать с ней индивидуально. А Этери Георгиевна все время говорила: «Она должна сама научиться. Ты можешь ей что-то подсказать, но не должен натаскивать».
- Как сложилась судьба этой девочки?
- За две недели она не сумела освоить сложные прыжки, и ей было сказано «до свидания». Не подействовали даже слезы мамы.
- Такой подход оправдан?
- Уже говорил, что для работы в группе Тутберидзе, а уж тем более для достижения успеха, нужно продать душу дьяволу. Только такая система сегодня приносит результат. За последние годы никто не может посягнуть на позиции учениц Этери Георгиевны. Хотя с нормальной жизнью такая работа несовместима.
- Смогут ли ученицы Этери Георгиевны побеждать, если будет поднят возраст перехода из юниоров во взрослые?
- Его не поднимут. Беседовал со многими специалистами, которые в этом уверены. Не пойдут на это руководители ISU и Федерации фигурного катания на коньках России.
- Подготовив нескольких олимпийских чемпионов и воспитав огромное количество фигуристов высокого класса, Алексей Мишин написал учебники и разработал специальные тренажеры. Можно ли ожидать, что когда-нибудь появится монография Тутберидзе, в которой она изложит секреты своих успехов?
- Как это ни парадоксально, но у Тутберидзе нет универсальной методики, приносящей победы ученицам. Она произвела настоящую революцию в фигурном катании. Показала, что необязательно делать шаги после прыжков, как рекомендуют учебники. Обратите внимание, что у нее все фигуристы заходят на элементы по-разному, так, как им удобно. Ни один не повторяется. На одном из этапов юниорского Кубка России оказался за бортиком рядом с Мишиным, который впервые за многие годы приехал на подобные соревнования. Он только и успевал снимать на телефон четверной прыжок в исполнении одной из учениц Тутберидзе. Все происходило даже вопреки законам физики, не говоря уж об общепризнанных методиках.
Борис ХОДОРОВСКИЙ,
Краснодар - Санкт-Петербург.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх