Спорт Уик-Энд

3 подписчика

Свежие комментарии

Максим КУЗНЕЦОВ: Был такой тренер в СКА по фамилии Соловьев - мужчина с маленькой буквы

Максим КУЗНЕЦОВ: Был такой тренер в СКА по фамилии Соловьев - мужчина с маленькой буквы

Защитник Максим Кузнецов вошел в историю российского хоккея, став со звездным «Детройтом» обладателем Кубка Стэнли в 2002 году. Впрочем, хватало в его карьере и много другого: смешного и грустного, страшного и забавного – о чем он честно рассказал в интервью «Спорт уик-энду».

Хорошо, что иногда увольняют, но неприятно

– Максим, где вы сейчас трудитесь?
– После ухода из клуба ВХЛ «Динамо Санкт-Петербург» было несколько неплохих предложений. Но что-то не сложилось, некоторые сам отверг. Сейчас работаю в структуре «Динамо» – школе «Олимпийские надежды». Тренирую 2007-й год. Готовлюсь к сезону, который пока не понятно, когда начнется.
- Тренерская карьера у вас началась довольно рано. Хлебушек этой профессии уже раскусили?
- Да, пожевал. Горький. Полоса белая, полоса черная. Все зависит от разных факторов. Поработал с юниорами, в МХЛ с «Серебряными Львами», в «вышке»... Наверное, хорошо, что иногда увольняют. Но неприятно. Главное - делать правильные выводы. Сейчас я уже понимаю, как себя вести, на что обращать внимание.
- Игрока в себе быстро убили?
- Да. Травмы помогли. Ведь они мешали играть даже за любителей. Тренеру надо что-то постоянно придумывать. С точки зрения работы мозга, гораздо больше творчества и активности.

Помогает ВШТ. Где-то упал, где-то встал. Главное, чтобы слишком больно не было.
- У вас когда желание возникло стать профессиональным хоккеистом?
- Хотел попасть в ЦСКА, но оказался в московском «Динамо». Выступал еще за сборную СНГ, заметили - предложили приехать к ним. Из «Динамо» задрафтовали в НХЛ - в первом раунде выбрал «Детройт». Все шло, шло… Потом закончилось (смеется).
- НХЛ - важный этап карьеры. Представляли куда едете?
- Нет, но я знал, что первый раунд драфта -это круто. И что мне шанс должны дать - вот и все. В фарм-клубе «Детройта» очень долго играл. В «Красные крылья» пробиться было просто не реально. Согласился на маленький контракт, чтобы получить шанс в первой команде. И пошло потихоньку. Хотя, опять же, какие-то травмы преследовали. В основном - колено. Много раз его оперировал. Повредил еще лет в 14-15. Связки и мениски. Ну, а попав в «основу» «Детрйота», даже Кубок Стэнли выиграл.

В «Лос-Анджелесе» тренер предложил играть со сломанной ногой

- Но все равно стабильности не было?
- Играл нормально, но получил травму на ровном месте - хотя думал, что просто ушиб. Сделал операцию, пока восстанавливался - место оказалось занято. Через год меня обменяли в «Лос-Анджелес». Там другая история. Наверное, заезженная фраза - тренер-русофоб.
- Ну, да, бывают такие…
- Хотя Фролов играл в «основе» «Кингз». Но это на самом деле так. Коуч «Королей» Энди Мюррей не любил игроков из нашей страны. По крайней мере, Игоря Ларионова точно ненавидел. И меня тоже зажимал. Вспоминается такой случай. Мне сломали ногу. Тренировку докатал. Сделали в гостинице снимок - перелома нет. А я даже ботинок не могу надеть. Приехали на выезд в Калгари, говорю Мюррею: «Играть не могу». Он говорит: «У тебя нет перелома». Объясняю, что даже в конек ногу не могу заправить, тем более, кататься. Слышу в ответ: «Русский, ты должен»!
- Железный аргумент!
- Сделали еще раз снимок, действительно - перелом... Впрочем, на следующий сезон со мной все равно заключили контракт. Правда, вовремя не смог приехать из России в расположении команды - из-за визовых проволочек. Это была не моя вина. Чемпионат начал нормально, но потом заболел - из-за акклиматизации. Пару игр пропустил, вернулся, но вскоре отправили в «фарм». Затем начался локаут и больше в Северной Америки я не выступал.

Победа в Кубке Стэнли? Меня за борт выбросили, побежал всех поздравлять

- Как вы тогда выживали в том «Детройте». Состав - круче не придумаешь. С одной стороны - звезда, с другой - суперзвезда!
- Да, кругом звезды. Или восходящие, или которые давно светятся. Было классно, отменный коллектив. В четвертом звене играл Люк Робитайл, который в Зале славы НХЛ введен. Линия защиты - будь здоров! Пробиться очень сложно. Вратарем Гашек - человек, который пришел в «Детройт» за Кубком Стэнли. Тренерский штаб - даже не знаю, что сказать. Скотти Боумэн - человек-легенда, чьи достижения, может никто и не превзойдет.
- Как Боумэн со всей этой звездной бандой справлялся?
- Это вопрос не ко мне. Слава Козлов, когда его поменяли, сказал: «Все здорово, но как их всех поделить, чтобы они все играли и приносили пользу - вопрос». И с этим вопросом - Боумэн справился. Одним словом: тренер, команда - все срослось.
- О самой победе в Кубке Стэнли что первым делом вспоминаете?
- Меня за борт выбросили и я побежал всех поздравлять (смеется)! На самом деле, вспоминаю, как мы шли к трофею - раунд за раундом. Мы же горели «Ванкуверу» 0-2, потом еле вытащили серию, а перелеты в Ванкувер - по 9 часов. Далее противостояние с «Колорадо», когда шла тяжелейшая борьба до последнего матча. Ну, и финал, когда мы долго буксовали с «Каролиной». Латвийский голкипер Ирбе тогда уперся - просто пипец был. Но, в итоге, все вышло для «Детройта» хорошо.
- Празднества тогда были большие в Детройте?
- Даже немного тогда обалдел. На парад собралось чуть ли не миллион человек. Что-то невероятное. С одной стороны, это - здорово, с другой - утомляет. Но сколько таких моментов может быть за жизнь? У меня один раз, у кого-то - побольше.
- Как провели время с самим Кубком Стэнли?
- Я в Москву его привез - московское «Динамо» попросило. Дали даже специальный автобус, охрану. Нас сопровождал батальон ГАИ - везде зеленый свет. По всей Москве катались. Часов в 6 утра Пашу Дацюка забрал в аэропорту «Шереметьево», он прилетел из Екатеринбурга. И до поздней ночи - с кубком. Но ничего плохого с ним не делал, детей не купал (смеется).
- Паша Дацюк сразу был таким инопланетянином?
- Я в начале карьеры его не видел, только слышал о нем. Но, конечно, Павел совсем был непонятным для той лиги. Его даже нельзя ни с кем сравнивать. Понятно, что в каждое время - свои герои. Но молодой швед Зеттерберг и Паша - были лидерами, которые помогли выиграть «Детройту» еще два кубка.

Кошур схватил за шею: «Еще раз этих ребят тронешь - сломаю»!

- Перстень часто надеваете?
- Было как-то. По работе летал в Сибирь, попросили привезти. Но с пальца не снимал. Чтобы не привлекать внимание. Перчаточку надел и пошел. Холодно ведь. А так в обычной жизни не надеваю.
- Для «Детройта» самый принципиальным соперником было «Колорадо»?
- Да, хотя я осознал, насколько это важные матчи, когда закончил и стал их смотреть, читать.
- При вас еще были жестокие битвы с «Лавинами»?
- Нет, зато зарубы случались с «Сент-Луисом». Запомнил, когда схлестнулись с «Блюзменами» перед самым Новым Годом, 31 декабря. В драке участвовали: я, Лоу, Маккарти, Салвадор. Помню, что мне достался полицейский «Блюз». Главное, было не проиграть бой, чтобы я вышел на следующую игру.
- Как быстро стали проверять на вшивость? Приехал никому не известный русский…
- Сразу. Помню еще в трейнинг-кемпе «Детройта играл против звена: Маккарти-Дрейпер-Молтби. Потом подъехал знаменитый боец Джо Кошур, взял меня за шею и сказал: «Если ты будешь трогать этих ребят - я тебя сломаю»! «Хорошо»! - тихо вымолвил я! Потом наш заместитель генерального менеджера спросил: «Знаешь, почему ты остался»? «Не знаю, может, приглянулся»? - отвечаю. «Не воображай о себе. Ты не сдрейфил, когда столкнулся с Кошуром. Играл так, как умеешь. Поэтому продолжишь участвовать в выставочных матчах». Кстати, потом мы подружились с этими ребятами - Дрейпером, Молтби, тем же Кошуром. Отлично общались.
- При этом Кошур был одним из лучших тафгаев в НХЛ за всю историю!
- Да, он кулаком пробивал противникам шлемы! Людей одним пальцем клал пачками!
- Не испугаться его - дорогого стоит!
- Я не то, чтобы совсем не испугался, но, как было сказано, не струсил точно. Скорее опешил. Но важнее, что было после того инцидента.

Три тафгая «Атланты» гонялись за мной, как кошки за мышкой

- Вскоре, наверное, изучили всех тафгаев в лицо и не рыпались против них?
- Нет, не изучал. Все в «фарме» началось. Я из России приехал - привык! Самый страшный был бой с Жоржем Лараком. Мы были «знакомы» еще по АХЛ. Он выступал тогда за «Эдмонтон», инцидент возник во втором периоде. Помню, провел почти две минуты на площадке, «наелся» - и тут Ларак подъезжает, не понравились мои действия. Слышу: «Я тебе убью, в следующем периоде»! Отвечаю: «Давай в этом»!
- Не поторопились?
- Схватились, мне, конечно, нужно было не пропустить удар, но не было сил.... Со стороны, наверное, смотрелось комично. Паша Дацюк потом сказал: «Я думал, ты его задушишь». Наверное, был, действительно готов! Ведь, если бы пропустил от Ларака, то меня бы не увидели ни в третьем периоде, не в следующей игре, а может, еще и несколько матчей пропустил бы (смеется).
- При этом вы особо драки никогда не любили, но и спину никому не показывали.
- Приходилось. Помню матч с «Атлантой», у нее три бойца, которые практически всю игру за мной бегали. Смешно. Раз - вбрасывание, и они уже вылетают! Гонялись за мной как кошка за мышкой: кошка прибегает, а мышки уже нету. Потом терпение у них кончилось, подъезжают прямо к нашей скамейке. Выходи, мы тебя сейчас научим хорошим манерам! Говорю: «Ждите» (смеется)! А меня не отпускают. Поворачиваюсь к нашему помощнику главного тренера Дэйву Люису: «Я должен доказать»! Он подумал: «Ладно, что с тобой делать? Иди»!
- И вышли сразу против трех бойцов?
- Да, но схватился, конечно, только с одним - Джеффом Оджресом. Заломал, один раз шваркнул. Парень, не долго думая, бросает меня через себя, я падаю на лед, разбиваю бровь. Мог бы, наверное, ему навалять. Но смысл? Он мне не может проиграть. Нельзя! Но, главное, что меня выпустили, а то считал бы себя трусом - не спал бы и повесился (смеется).
- Сами никогда не начинали драки?
- Наверное, нет. Какого ляда? Я в хоккей хотел играть. Но парень я большой, и многие хотели себя показать. Выбирают же достойного по габаритам противника.

Раньше за такие высказывания перчатку в лицо бросали

- Как вы в СКА оказались?
- Я уехал из Северной Америки в московское «Динамо» летом 2004 года. С командой тогда работал Крикунов. На «предсезонке» получил травму - когда с баллонами бегал, пах рванул. Пытался быстро восстановиться, вроде получилось, но все равно не попадал в первую вторую и третью пары. Сначала на меня вышел «Химик», но вскоре поступило предложение из СКА, от Бориса Петровича Михайлова. Образовалась вакансия в обороне - Александр Хаванов сказал, что на сборах больше жить не будет. Я согласился и оказался в Питере.
- «Динамо», кстати, в тот сезон стала чемпионом России, а армейцы даже в плей-офф не попали...
- Да, но у нас имелось два звена хороших. Правда, легионеры оказались буксующие. У нас был неплохой шанс пробиться в плей-офф, но в силу ряда причин не получилось.
- Михайлова сменил на этом посту Николай Соловьев, с которым у вас отношения откровенно не сложились.
- После завершения сезона в СКА я поехал в «Авангард». Но там не получилось: и по хоккейным причинам, и по не хоккейным. Вернулся обратно, а здесь уже был другой тренер - Николай Соловьев... Сейчас уже, наверное, можно говорить. Он про меня много гадостей в свое время наговорил в одну центральную газету. Хотел сразу ответить, но мне сказали нельзя - это выяснение отношений через прессу.
- Сейчас уже можно!
- Так вот этот мужчина, причем с маленькой буквы, позволил такие высказывания, за которые раньше перчатки бросали в лицо. Я бы вызвал его на дуэль. Но он где-то на рыбалке... Меня, который всю жизнь потом и кровью зарабатывал деньги, обвинил в сдаче игр. Причем, даже не в СКА, а в «Авангарде». Хотя там не был.
- Громкое заявление.
- А чего добился он? Привез с собой в СКА две пятерки из «Кузни» и думал, что попадут в плей-офф? Пролетели по полной программе. Свалил все на меня и спокойненько свалил. Причем, в Питер я приехал тогда на маленький контракт. Мне предложили в два раза меньше, чем в другом клубе. Пошел на понижение, чтобы играть в Петербурге - городе, в котором живу. И еще этот товарищ сделал так, чтобы я не получил зарплату за месяц.

Говорили, что со Смитом буду точно в составе. Оказалось, наоборот

- Как?
- При мне команда сыграли три матча, и все выиграла. Еще одна победа - и я получаю зарплату! Но он меня не ставит и команда проиграла. Потом Соловьева увольняют после Нового года, и он меня еще и обвиняет. Хотя я остаюсь без зарплаты, а у меня семья, ребенок только родился. Хорошо, что он пропал и никогда в жизни его больше не увижу. Такие люди позорят хоккей!
- Да, неприятно.
- А то, что он позвал две пятерки своих «друзей» в СКА, - это нормально? Они попадали в состав на не понятно каких условиях. Кстати, после Соловьева армейцев принял Сергей Михайлович Черкас. Команда вздохнула спокойно и заиграла в хоккей. Мы в плей-офф попали.
- Еще вы при Юрии Леонове играли…
- Да, но уже мало.
- Немного не дождались Барри Смита, с которым были знакомы по «Детройту».
- Как не дождался - дождался! С Барри была другая история. Мне говорили, что со Смитом точно буду в составе. Оказалось, наоборот.
- Почему?
- Не знаю. Может, не подходил, нашлись сильнее люди. Но со Смитом все оказалось честно. Без вопросов. В отличие, от того же Леонова. Но про это я даже говорить не хочу. Мы когда-то вместе играли. Когда он был изгоем, я его на свадьбу звал...
- То есть, североамериканские тренеры честнее наших?
- Я так не могу сказать. Может, даже, наоборот. Я говорю конкретно про Барри Смита. В том же «фарме» в АХЛ, где играл, - там до честности, как до Пекина боком... К «Авангарду» претензий нет. Сам в чем-то виноват. Поздно разобрался, чего от меня требуется. Ну, а «Витязь» - это «Витязь». В «Тракторе» было много нюансов - отдельная история. Сыграл там немного - 10 матчей. Но думаю, что это не совсем честный клуб был тогда, при Михаиле Юревиче - президенте «Трактора» и губернаторе Челябинской области.

Ждал помощи профсоюза - но им всегда некогда!

- Получилось, что в «Витязе» вы практически поставили точку в карьере.
- Да, мне сломали ногу... Кстати, наш профсоюз хоккеистов во главе с Андреем Коваленко... Даже не знаю, как их правильно назвать. Им всегда некогда заниматься теми, чьими делами надо заниматься. А если берутся - ничего не получается. Хотя, говорят, мы в порядке - только позови! Я их звал несколько раз, а им все некогда. Мы не можем, заняты. Но я же взносы заплатил...
- Если подвести под игровой карьерой жирную черту, довольны, как она сложилась?
- Наверное. И хорошие моменты случались, и - не очень. Легко точно не было. Не доволен, что не доиграл - в 31 год закончил. Два года не хватило как минимум. Если бы вовремя ходил на операции... В том же самом «Витязе». Связку надорвали, а мне - подожди, потом мы прооперируем. То же самое и в «Тракторе». Нужно на операцию, а там - тренировки, надо играть... Но, как говорится, чем раньше закончишь, тем раньше начнешь. Вот я закончил, начал, посмотрим, что получится!
Игорь ГУРФИНКЕЛЬ.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх