Спорт Уик-Энд

3 подписчика

Свежие комментарии

СЁМИН: Что такое 8 млн за Миранчука – копейки! А как остальное разделили? Покажите - пусть всё увидят... 5 минут беседы с Мещеряковым – и я ушел

СЁМИН: Что такое 8 млн за Миранчука – копейки! А как остальное разделили? Покажите - пусть всё увидят... 5 минут беседы с Мещеряковым – и я ушел

Юрий Сёмин – не частый гость для нашей прессы. Но с удовольствием пользуется новыми площадками для обмена мнениями. Вчера на ютуб-канале экс-железнодорожника Дмитрия Сычева и журналиста Дениса Казанского вышло интервью с Палычем. Мэтр тренерского цеха в непринужденной обстановке угощал собеседников принесенным им лично чаем в заведении Сычева. Почти два часа разговора по душам: о дружбе с Зюгановым, восстановительных процедурах в Сандунах, диване с клопами в «Динамо» и непрофессионализме современного руководства «Локомотива»...

«Я ничего такого в первом интервью не сказал, - утверждал Сёмин. - Рассказал, что вижу, объяснил, как будет развиваться «Локомотив». Есть много оснований, что к моим словам можно прислушаться. Всё постоянно накапливалось. Та же ситуация с Хвичей – она одна из основных. Взаимоотношения с одной группой агентов или с другой. Тут всё в комплексе. Какие-то мнения от тренера Сёмина по поводу приобретения игроков не нравились, к примеру. Вот сейчас сделали акцию – продали Миранчука. Это так было сложно сделать! Столько разукрасили. Сейчас пусть ответят и скажут: восемь миллионов стоит Миранчук, а остальные куда? Как остальные разделили? Все ж знают, ну и расскажите всем.

Про контракт Миранчука все знали после ухода Геркуса. За эти годы можно было его и переподписать. Ну что такое восемь миллионов за такого парня? Копейки.
Дальше. Появляется Жалолиддинов. Какая трансферная стоимость? Появляется Райкович. С каких вообще? Покажите, пусть всё увидят. Появляется Камано. Большое сомнение… Дальше: провозгласили, что берут игроков до 25 лет. Появляются те, кто старше. Вот поэтому Сёмин и не нужен был.

Я начал понимать, что контракт не продлят, ещё в Катаре, когда Кикнадзе стал к игрокам ходить и рассказывать, что мы тренера будем менять. А тогда было три важных игры, которые тогда определяли, займём мы второе место или нет. Я считаю, что это самый высокий уровень некорректности, какой только может быть. Мало ли, что тебе Сёмин не нравится, но у тебя есть клуб, за который ты должен себя хорошо вести.
Мне рассказали, но я и сам увидел. Моя реакция? Матч с «Зенитом» хороший был? Хороший. Игра в «Ростове», которую надо было выигрывать. Проиграй мы, второе место не занимали бы. Победа над «Ахматом», когда многие обстоятельства были против нас. Вот и вся моя реакция.
Я не смог убедить руководителей РЖД, что этот путь в никуда. Для меня это было разочарованием. Но были рекомендации УЕФА продлить контракты из-за пандемии, чтобы закончить чемпионат: как игрокам, так и тренерскому составу. Но, наверное, всё могло быть немножко по-другому. Мягко говоря.
Я имел пять минут беседы с Мещеряковым, после которой я ушёл. Пришёл к нему в кабинет, а Кикнадзе, смелый человек, не нашёл силы, чтобы прийти и за столом сказать, мол, так и так, мы вот, что решили. Он не смог этого сделать».

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх