Спорт Уик-Энд

4 подписчика

Ярослав ДЫБЛЕНКО: В «Нью-Джерси» совершил кучу ошибок, которых бы сейчас не допустил

Ярослав ДЫБЛЕНКО: В «Нью-Джерси» совершил кучу ошибок, которых бы сейчас не допустил

Путь Ярослава Дыбленко в большой хоккей получился трудным и тернистым. Впрочем, школу жизни он прошел еще в родном Сургуте, а в профессиональную команду ‑ мытищинский «Атлант» ‑ попал в буквальном смысле слова по объявлению. Вряд ли он сам мог тогда предположить, что впереди его ждет СКА, национальная сборная, НХЛ. Но жизнь иногда рисует удивительные картины.

В «Атланте» понял, что можно не только зарабатывать, но и получать удовольствие от любимого дела

‑ Ярослав, вам сейчас случайно не кажется, что ваша карьера похожа на сказку? Пробиться из провинциального Сургута в НХЛ, национальную сборную, СКА!
‑ Нет. Я же старался. Может, что-то не получалось, но желание всегда было. Думаю, на это наработал, но, конечно, с Божьей помощью.
‑ Но если бы вам сказали в детстве, что ждет такой путь вверх, поверили бы?
‑ Нет, конечно. Я вообще не особо думал, что со мной произойдет дальше.
‑ Когда карту козырную выхватили, давшую толчок в карьере?
‑ Думаю, все начиналось в «Атланте» ‑ это мой первый серьезный клуб в карьере. Попал в юниорскую команду. Первый год там играл, нам было на кого ориентироваться, поскольку в первой команде зажигали Мозякин, Лещев… Как нужно играть, к чему нужно стремиться.

Понял, что можно не только зарабатывать деньги, но еще и получать удовольствие от любимого дела. В СДЮШОР, в «молодежке» тренеры помогали, все там закладывалось: и терпение, и все качества, которые нужны настоящему хоккеисту.
‑ В «Атланте», когда вы начинали профессиональную карьеру, было так же?
‑ Да, я много старших ребят застал, даже Сандиса Озолиньша, выходил с ним в паре. Всю молодежь тогда в «Атланте» очень здорово приняли. Присутствовало уважение, от этого все пошло и заложилось в итоге в нас. Конечно, помню рассказы, как раньше к молодым относились… Но с какого перепуга мы должны не уважать друг друга?
‑ Вы сами решили поехать в «Атлант» или родители посоветовали?
‑ Получилось так. Мой друг, нападающий, играл в команде из Сургута 1993 года рождения. Приятель сказал, что поедет в «Атлант». Я спросил, можно ли с тобой и как туда вообще поехать на просмотр. Он сказал, что было объявление: ребята с такими-то параметрами, приезжайте на просмотр, будет создаваться команда. Он поехал на день-два раньше и спросил у тренера, можно ли мне приехать. Тот дал добро. Я пришел домой и сказал отцу, что поеду, мол, дай мне денег на сборы, на все дела ‑ это все платно. Сказал: если попаду в команду, то эти деньги мне вернут.

Все детство провел на улице, и драки случались

‑ Но, наверное, держали в голове, что будете делать, если по итогам просмотра не подойдете «Атланту»?
‑ Мы там все, в принципе, никому были не нужны. Оставалось только работать, доказывать, начиная со СДЮШОР. Сначала - чтобы попасть во вторую команду хотя бы на тренировки. Помню, Никита Сошников (сейчас форвард ЦСКА) был первым, кто там оказался. Мы вместе с ним приехали, жили в одной комнате, ходили на каток, потому что нам не хватало льда. В итоге нам все воздалось, мы были приглашены во вторую ­команду тренером Лазаревым. На следующий год его сменил Игорь Юрьевич Горбенко, который сейчас работает помощником Квартальнова в «Ак Барсе».
‑ Когда с 15 лет живешь в одиночку в интернате, ничего не страшно?
‑ Конечно. Но рос в таких условиях. Не сидел дома за компьютером. Детство было, как у любого нормального ребенка. Да еще в таком провинциальном городе как Сургут. И драки случались, и тому подобное… Так что страшно не было. Скорее, переживания, что ничего не получится. Что тогда дальше делать?
‑ То есть вас больше воспитывала улица?
‑ Да, такой город. Больше общались с ребятами со двора. Блатная романтика (улыбается).
‑ Юниорские сборные России мимо вас пролетали…
‑ Да, конечно. Даже не обсуждалось. Я даже не думал о каких-то сборных.
‑ Поэтому, вероятно, молодежный чемпионат мира стал для вас ярким событием?
‑ Конечно. Но к тому времени я играл уже за вторую команду: много и качественно, в первом звене, поэтому меня и заметили. В КХЛ, правда, не приглашали. У «Атланта» был очень сильный состав, клуб в финал Кубка Гагарина выходил. Но Михаилу Варнакову, который тогда был главным тренером, приглянулся. Хотя, к примеру, Никита Нестеров и Альберт Яруллин играли уже за «основы» в командах КХЛ. Я, наверное, вообще единственный из того состава, кто выступал в МХЛ.

В сборной решили, что я прогулял

‑ Но сумели адаптироваться.
‑ Скажем так, я долго продвигался к «молодежке». Первоначально меня хотели пригласить, когда исполнялось 40 лет Суперсерии-1972. По этому поводу проходила серия матчей между молодежными сборными Канады и России. Но в итоге сказали, что не надо. Затем меня вызвал Варнаков на «Турнир четырех наций» в Швецию, а у меня заграничного паспорта нет. Пропускаю и этот турнир, начинается Subway Series - серия матчей с канадцами. Подаю документы на паспорт, хотя на вызов уже не надеялся.
‑ Понять можно.
‑ Помню, иду спокойно со стадиона, тут звонок нашего клубного генменеджера Равиля Исхакова: «Ты где? Бегом собирай вещи. Тебя вызвали в молодежную сборную». Оказывается, вызов в клуб факсом пришел, но его то ли проглядели, то ли где-то затеряли… Звонили уже из Новогорска, где собралась вся сборная. Спрашивают: «Ты где? Прогулял, что ли»?
‑ Ну, а что еще можно подумать?
‑ В итоге я поехал на Subway Series после всего одной тренировки в Новогорске. Мне было неудобно, показалось, что многие ребята про себя думали: мол, что он тут делает? Первые две игры пропустил, потом четыре подряд сыграл. Понравился Варнакову, он оценил с позитивной стороны мои лучшие качества. И сказал, что встретимся уже на подготовке к чемпионату мира. Но я до последнего не был уверен, что поеду, даже когда в Уфу приехал, где тогда чемпионат мира проходил. Хотя выступить в столице Башкирии очень хотелось ‑ оттуда все родственники.
‑ Из того турнира что вспоминается?
‑ Победу над канадцами в матче за третье место, которую мы совершили в овертайме. Ничушкин забил в дополнительное время. Ну и 2:1 с США на предварительном этапе ‑ встреча была интересная. Американцы в итоге стали чемпионами. Многие ребята из Штатов, выступавшие в АХЛ, когда я играл за фарм «Нью-Джерси», вспоминали эту историю. А все канадцы, кстати, пробились в итоге в НХЛ.

Когда исполнилось 19 лет, драфт не нужен

‑ Обычно скауты вокруг молодежных сборных вьются роями.
‑ Нет, у меня в тот момент появился только один агент ‑ Гэри Гринстин, достаточно авторитетная персона. Он работал с Нестеровым и Яруллиным. Это мои близкие друзья, и я подписал с ним соглашение, чтобы мы были вместе.
‑ По поводу драфта НХЛ вам агент ничего не обещал?
‑ Мы решили: когда уже исполнилось 19 лет, то драфт не нужен. Смысл быть привязанным к какому-то клубу, если потом сможешь подписать как свободный агент контракт с любой командой? Тем более что сразу договорились: еще пару лет я проведу в России. Потом у меня были травмы: сначала колено, затем плечо. Агент снова спрашивает: мол, едем в НХЛ или нет? Мне уже 21 год был. Говорю: нет, остаемся еще на пару лет. Я два года играл в «Спартаке», когда «Атлант» распался, права на меня перешли к «красно-белым».
‑ Как с учетом временем свою поездку в НХЛ, в «Нью-Джерси», в сезоне 2017/18 воспринимаете?
‑ Как кучу ошибок, которые бы сейчас не совершил. Но это всегда так, когда время проходит. Много чего бы исправил… Но, значит, так и должно было случиться, все здорово, круто, я там всем благодарен. Мне очень понравилось - и коллектив и тренера, все было супер.
‑ Но «Нью-Джерси» ‑ сложный клуб для российских хоккеистов?
‑ Да, есть такая тема.
‑ Удивлены, что Никита Гусев не смог выйти на лидирующие роли в «Дэвилз»?
‑ Он и в «Нью-Джерси» здорово играл, и во «Флориде» еще может свое набрать. Цыплят по осени считают.
Игорь ГУРФИНКЕЛЬ.
(Продолжение интервью читайте в следующем номере).

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх