Спорт Уик-Энд

4 подписчика

Свежие комментарии

Сергей КИРЬЯКОВ: До 37-й минуты был уверен в том, что мы сегодня не должны проигрывать

Сергей КИРЬЯКОВ: До 37-й минуты был уверен в том, что мы сегодня не должны проигрывать

Итоги матча Россия - Дания - 1:4 мы подвели с бывшим форвардом сборной России.

- Изначально впечатление было хорошим. Мы очень дисциплинированно действовали в обороне. Атаки были очень хорошими. Могли забивать. В первом случае Головин, а во втором - нужно было рациональней использовать момент. Словом, не должны были проигрывать, - сказал Сергей Кирьяков. - Было жалко смотреть на датчан Они выглядели беспомощно, что-то создали, но их фланговые передачи были под нашим контролем. Небольшая ошибка Джикии, конечно, сыграла свою роль: на таких турнирах за такое наказывают. Вовремя не среагировал, не сблизился, дал возможность сопернику принять мяч, убрать под правую ногу и пробить. Понятно, что была доля везения - мяч летел по такой падающей траектории, после чего всё кардинально поменялось.
- Что скажете про второй гол?
- Даже комментировать не хочу. Когда такие голы пропускаешь, то о чем можно говорить? Видно было, что дана установка: делать всё попроще, не допускать ничего лишнего! Особенно около своей штрафной площади. Мы видели, как футболисты играли длинными передачами на Дзюбу при полном прессинге соперника. Ну, а второй гол перечеркнул все надежды и шансы.
- Даже забитый с пенальти мяч не вернул их?


- С выходом Соболева появилась надежда. Поменяли схему игры. Спартаковец организовал пенальти. Затеплилась надежда, в эту двадцатиминутку можно было дожимать датчан, поскольку они тоже опешили.
- Что же произошло, с вашей точки зрения, с нашими футболистами в оставшееся время матча?
- Третий гол - вопрос к Сафонову, что-то у него с реакцией. Понимаю, что он мог не видеть, перед ним стояла группа игроков, но в любом случае, если ты голкипер хорошего уровня, то должен такие мячи брать. Жаль, конечно, что покидаем чемпионат. Первым делом вспоминаются ошибки. Семёнова - в первом матче. Шунин тоже мог брать мяч, а не выпускать. Третий гол - Дивеев упустил Лукаку. С финнами вроде как реабилитировались, но снова пошла череда индивидуальных ошибок. Сами проиграли, имеем то, что имеем.

На чемпионате Европы в Швеции нас реально боялись, и мы верили, что как минимум можем попасть в призеры Анатолия Фёдоровича уважаю - это личность!

- Какое впечатление оставил у вас Анатолий Бышовец как тренер, с которым довелось поработать в сборной?
- Неоднозначное. Он выиграл Олимпиаду, что говорит о многом. Всё-таки титул для тренера - это очень важно. Кто-то был им доволен, кто-то - нет. Я до сих пор ему благодарен за то, что он взял меня и выпустил на поле, несмотря на мой возраст - мне тогда было 22 года. Плюс ко всему во время подготовки дал мне возможность съездить в Германию и подписать контракт с немецким клубом. Не каждый тренер на такое способен. Другой бы мог отказать, а Бышовец пошел навстречу. У меня о нем остались только приятные воспоминания. Доводится читать о нем разные мнения бывших футболистов. Но это нормальная ситуация. В любом случае, он - история советского и российского футбола. Такой человек заслуживает уважения.
- Вашу знаменитую фразу «мне же с ним не водку пить, а работать» Анатолий Фёдорович цитировал в Питере на встрече с болельщиками…
- Это было сказано на знаменитой конференции отказников. Я выразил свою позицию и аргументы в пользу Бышовца.
- Тем не менее намек был на то, что у вас непростые с ним отношения. Это правда?
- Да, но я в любом случае его уважаю как специалиста. Он, повторяю, неоднозначный человек и личность. Но это вполне нормальная ситуация.
- Верите ли вы в то, что игроки давали Бышовцу деньги, чтобы попасть в стартовый состав, как сказал один из комментаторов?
- Я могу сказать про себя: никаких денег Бышовцу я никогда не платил. И речи об этом не заходило. На первом месте были только профессиональные качества: выиграешь конкуренцию - в составе. Нет - ждешь своего шанса. Что было без меня - комментировать не могу.
- Не удивляет, что Анатолий Федорович столько времени не востребован?
- Здесь имеют место личные качества. У него сложный характер, с ним тяжело работать. Непростой человек. Наверное, это основное объяснение. Футбольный мир - достаточно маленький, все друг друга хорошо знают.
- Как вы считаете, в современном футболе Бышовец еще бы пригодился?
- Мне трудно судить. Понятно, что он человек старой формации, со своими взглядами на футбол, какие-то из них уже устарели. Идет ли он в ногу со временем, мне неизвестно. Иногда читаешь его интервью по той или иной теме - достаточно интересно. У него всегда есть свое мнение, он не боится его высказывать.
- На чемпионате Европы в 1992 году встал ребром денежный вопрос, и Бышовец в той ситуации сыграл одну из ключевых ролей…
- Бышовец всегда был на стороне игроков! Он не только сам любил хорошо зарабатывать, но и футболистам давал такую возможность. Стоял всегда на том, чтобы ребятам выплатить больше премиальных или каких-то других выплат. За это игроки его и уважали. По тем временам подобное отношение всегда ценилось. В итоге, когда нам в Швеции сказали, что выплаты будут позже, команда поставила ультиматум, что не уедет до тех пор, пока не получит те суммы, которые были оговорены. И Колосков каким-то образом решил эту проблему, взяв взаймы у кого-то. В итоге игроки свое получили.

Ван Бастен забил чистый гол

- На первый матч с Германией вас не выпустили. Как смотрелась игра со стороны?
- Напряженный матч. Немцы были сильными и доминировали. Мы пытались действовать на контратаках и создавать моменты. После пенальти, организованного и реализованного Добровольским, почувствовали, что у нас появляется шанс победить. Но случился штрафной в исполнении Хесслера на 89-й минуте, который, играя вместе за «Карлсруэ», мы неоднократно впоследствии обсуждали. Я говорил о везении, а он, наоборот, мол, такие удары отрабатывал на тренировках, и попал туда, куда хотел. В итоге боевая ничья - 1:1. Затем были Нидерланды с Гуллитом, ван Бастеном, Райкардом и Бергкампом. Компания там была звездная, но мы с ними сыграли 0:0. После той игры поверили, что шотландцев пройдем. У нас команда была в расцвете сил. Только выиграли молодежный чемпионат Европы. Все были настроены на то, чтобы повторить свой успех уже на взрослом уровне. Большая группа игроков из «молодежки» перешла в национальную команду. Психология победителей сидела у нас внутри, это придавало уверенность. Хотя, возможно, политические процессы мешали концентрироваться на футболе и добиваться результата.
- Вас выпустили на замену в игре с Нидерландами…
- Считаю, что сыграл удачно. В одном из эпизодов мог достать мяч и оказаться один на один с ван Брекеленом. Но мне не хватило сантиметров 10-20, немного не дотянулся.
- Как вы считаете, было ли положение «вне игры», когда соперник забил?
- Ван Бастен забил чистый гол. Нам просто повезло, что судьи решили эпизод в нашу пользу и взятие ворот не засчитали.

Разве полупьяные могут так двигаться и бороться?!

- О том, как наши футболисты собирались договориться с шотландцами, ходят легенды. А как было на самом деле? Вам что-либо известно об этом?
- По-моему, это бред. Единственное, после предматчевого выхода на поле кто-то из наших ребят, играющих в Шотландии, пришел в раздевалку и сказал: они, мол, спокойно будут играть, им ничего не надо. Как выяснилось, всё получилось наоборот: шотландцы провели матч на очень хорошем уровне. Мы были немного зажаты тем, что нужно обязательно победить. Но два нелепых гола поменяли ход поединка, спасти его было практически невозможно.
- Михайличенко говорил, что, наоборот, предупреждал игроков - шотландцы не будут отбывать номер, но его не услышали…
- У них это в крови. Может, кто-то и думал о том, что сопернику ничего не нужно, но с первых минут стало ясно - шотландцы вышли играть на победу. Другое дело, что всё поменялось после 0:2. Мы стали нервничать, чего-то выдумывать. Это мешало создавать давление. Соперник, напротив, после забитых мячей прижался к своим воротам и отбивался. Третий гол, пропущенный с пенальти, я не беру в расчет. Все побежали вперед, чувствуя, что спастись уже невозможно.
- Бышовец говорил, что после матча с Нидерландами Вячеслав Колосков намекал, дескать, с шотландцами все будет нормально, поскольку в нашей сборной есть их партнеры по «Рейнджерс». Правда ли это?
- Может, кто-то в шутку такое и сказал. Но я не помню, чтобы об этом говорили. У нас атмосфера была потрясающей. Мы были одним коллективом единомышленников. Верили в то, что на этом чемпионате Европы можем попасть как минимум в призеры. И даже побороться за первое место. Настрой был великолепным. Рабочая обстановка, никаких скандалов. Но это спорт, иногда моменты в плане невезения тоже играют ключевую роль.
- Как вы восприняли слова одного из футболистов той сборной СНГ, который сказал, что шотландцы играли полупьяными?
- Как бред. Наверное, от обиды было сказано. Вы игру видели?
- Да. До сих пор перед глазами стоит…
- Разве полупьяные или пьяные могут так двигаться и бороться?! Понятно, что они сидели больше в обороне, но неужели в полупьяном состоянии можно подобным образом передвигаться на футбольном поле?
- Михайличенко заявил, что так мог сказать человек, который не уважает футбол…
- Я с ним полностью согласен. Тем более что он был нашим капитаном, ведущим игроком, с ним приятно игралось в одной команде. Он - мастер высокого уровня, имел авторитет и уважение у молодых. На поле вел команду, в трудных ситуациях всегда подсказывал. Словом, лидер той сборной. Если сравнивать его с Сергеем Алейниковым, который держался обособлеyно, то Лесик в каких-то вопросах, которые возникали, брал всегда на себя ответственность, высказывал мнение коллектива руководству РФС или тренерскому штабу. Для него это был последний шанс проявить себя на таком уровне.
- Еще Михайличенко сказал, что после той точки, которую мы поставили в существовании нашей большой страны, нет ничего удивительного в том, что аналогичная точка была поставлена и в существовании сборной. Есть ли истина в этих словах?
- Думаю, да. Те веяния, которые были, тоже сыграли негативную роль. Рушилось всё. Мы вообще не понимали, что будет дальше. Игроки разошлись по разным сборным. Но на том чемпионате играла команда, которая была в Европе на уровне лучших. Нас боялись. Когда пошло разделение, сборная уже не была такой сильной, как прежде.

Немного повозил Мальдини на фланге

- Чем сборная Романцева отличалась от сборной Бышовца?
- Тем, что мы полноценно провели отборочный турнир, уверенно в нем победили и без всяких проблем досрочно завоевали путевку в финальную часть чемпионата Европы, который проходил в Англии. Туда приехали с определенной целью - попасть как минимум в полуфинал. Кроме того, мы стали опытней, играли в сильных чемпионатах и приличных клубах.
- Хорошо помните ту травму, которую вы получили перед матчем в Шотландии?
- Помню, что повредил голеностоп. При выполнении каких-то упражнений он подвернулся, я ощутил боль и понял, что мне в тот вечер не сыграть. Врачи пытались делать какие-то процедуры, но боль не отступала и я не мог играть в полную силу. О чем известил тренерский штаб.
- В итоге за сборную дебютировал Владислав Радимов, который на тот момент стал самым молодым, кто провел на поле все 90 минут. Вспоминали с ними тот момент?
- Да, сказал, что открыл ему дорогу в большой футбол (смеется).
- За счет чего сборная России так уверенно прошла отборочный цикл?
- Спартаковцы между собой были сыграны, плюс опытные легионеры. В принципе, всё шло как по маслу.
- Хотя на Фарерах учудили…
- Так бывает в футболе. Да и мы недостаточно серьезно подошли к матчу. Соперник убежал с центра поля, забил нам второй гол. Мы стали проигрывать по ходу встречи. Романцев выпустил меня на замену. Вскоре я сравнял счет, потом мы дожали соперника.
- Перед чемпионатом Европы Олег Романцев отцепил от сборной Радченко, Юрана и Кулькова. Как вы считаете, не было ли это определенной ошибкой?
- Мне трудно об этом говорить. Помню, что подобное решение стало неожиданностью для всех. У того же Васи Кулькова была травма, но лечимая.
- Как вы считаете, что стало главной причиной невыхода сборной России из группы?
- Она была очень сильной. Италия, Германия и Чехия. Роковым матчем стал первый с итальянцами, когда Черчесов допустил ошибку и мы стали проигрывать. Затем Цымбаларь сравнял счет, пошла равная игра. Во втором тайме ошиблись в одном из эпизодов, и Казираги забил нам второй гол. Хотя в целом играли неплохо.
Дальше были немцы. С ними было чрезвычайно тяжело. Там была плеяда великих игроков. В итоге - крупное поражение.
- О немцах мы еще поговорим. Пока давайте об итальянцах. Как игралось против защитников сборной Италии?
- Думаю, что действовал неплохо. Немного повозил Мальдини на фланге, в одном из эпизодов убрал его под себя.
- Стало ли неожиданным, что Сакки перед ЧЕ - 1996 отказался от таких исполнителей, как Виалли, Баджо и Барези?
- Согласен с тем, что Италия не была такой мощной, как два года назад, когда стала второй на чемпионате мира, но там были молодые игроки: Дзола, Казираги, тот же Мальдини, который был капитаном команды, Де Матео. Понятно, что итальянцы стали уязвимы, когда отказались от таких опытных игроков. Их можно было обыгрывать. Но Сакки - тоже фигура в итальянском футболе, сильный тактик. Если он принимал какое-либо решение, то все понимали, что делает он абсолютно правильно.
- Тем не менее итальянцы из группы не вышли…
- Это был серьезный удар для них. Тем более что первый матч они выиграли, а это уже 50 процентов успеха. Мы их уважали, но не боялись. Нужно было лишь добавить в наглости и агрессии, действовали чересчур осторожно, сбавили обороты.

Романцеву надо было отвести свою вину за провал в Англии

- Не ожидали, что вас не выпустят на поле в стартовом составе против немцев?
- Был уверен, что выйду с первых минут против немцев, поскольку знал сильные и слабые стороны защитников, против которых играл в Бундеслиге, где меня ценили и уважали. Да и они меня опасались. За день до матча ко мне пришел Логофет, работавший переводчиком. Он рассказал, что накануне в распоряжение сборной приехал Михелс, который ездил по сборным, беседовал с главными тренерами о тенденциях развития футбола и так далее. Так вот он якобы порекомендовал Романцеву выпустить меня в основе, поскольку знаю, как разбираться с немецкими защитниками, после чего я был уверен, что выйду в стартовом составе. Когда не услышал свою фамилию на установке, то подумал, что по тактическим соображениям выйду во втором тайме. Но и этого не произошло. Лишь за пять минут до конца матча при счете 3:0 в пользу Германии мне были брошены слова, мол, иди разминайся. Можете представить мое состояние? Я был убит психологически.
- Это и породило конфликт с Романцевым?
- Конечно.
- Главный тренер заявил, что вас больше интересовало, сколько получите за приезд на Евро…
- Ну, Романцеву что-то надо было говорить в мой адрес. Он поменял акценты, чтобы снять с себя вину за выступление сборной на чемпионате Европы. Что же касается разговоров о премиальных, то это вообще была нормальная ситуация. Мы не просили чего-то заоблачного, а всего лишь - приемлемое вознаграждение. Тем более что перед стартом турнира все уже концентрировались на первой игре. Когда же не удалось добиться результата, то всплыли разговоры о деньгах. Мне хорошо платили в Бундеслиге, у меня в этом плане всё было нормально.
- В одном из интервью вы назвали Романцева подлым. В чем это заключалась?
- После матча с немцами я просто рыдал и дал понять, что собираю вещи и уезжаю из сборной. Об этом узнал Романцев, прислал одного из своих помощников, который сказал, что, мол, скандалы нам не нужны, надо успокоиться и доиграть чемпионат. Беседа длилась долго. В конце концов я сказал, что готов не создавать конфликтные ситуации, пусть всё останется внутри команды. При это сказал, что убит морально и не могу готовиться к матчу с чехами. Мне было сказано: хорошо, вопросов нет, мы так и сделаем. На следующее утро Романцев собрал пресс-конференцию, на которой объявил о том, что отчисляет меня из сборной в связи с какими-то дисциплинарными делами.
- С тех пор вы не общались?
- Встречаемся на ветеранских турнирах, жмем руки, обнимается. Недавно был турнир, виделись после его операции. Пожелал ему крепкого здоровья. Всё в прошлом. Сейчас это никого не волнует: ни его, ни меня. Жизнь продолжается.
- Каким вам Олег Иванович запомнился как тренер?
- Он выиграл 9 чемпионатов, хотя были и «Ротор», и «Спартак-Алания» (Владикавказ). Но гегемония «Спартака» присутствовала. Другое дело, что потом он работал неудачно, а затем и вовсе отошел от дел. В любом случае это тренер, который оставил след в истории «Спартака», за что его и уважают болельщики.
- Как вы считаете, сейчас Романцев смог бы работать?
- Не знаю. Время другое, тенденция - тоже. В то же время есть пример Юрия Сёмина, который адаптировался в современном футболе. Видимо, Олег Иванович не захотел это сделать в свое время. Предпочитает спокойно жить и смотреть футбол, давать какие-то комментарии.
- Согласны с тем, что ваша сборная была самой сильной за всю историю?
- Абсолютно. С 1992 по 1996 годы. Игроки были очень сильные и высокого уровня. Многие были востребованы в европейских клубах. Например, я в 22 года приехал в Бундеслигу и сразу же завоевал место в составе, а через 2-3 месяца стал основным игроком. Сейчас только Головина можно назвать звездой, который проявляет себя. Миранчук, при всём уважении, пока что игрок резерва. Наверное, это какой-то показатель?
- Могли тогда предположить, что это последний для вас чемпионат Европы?
- Я понимал, что при Романцеве путь в сборную мне будет закрыт. Единственное, когда главным тренером стал Борис Игнатьев, который меня знает по юношеской сборной, надеялся, что он будет меня приглашать. Видимо, сказалось давление федерации, которая не хотела, чтобы меня приглашали. Был небольшой период после возвращения в сборную Бышовца, когда меня снова стали вызывать, но тогда команда завалила отборочный цикл.
Вадим ФЕДОТОВ.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх